Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

вой

Из крохотных мгновений соткан дождь.

(Алекс)
Дождь заполнял все пространство, с мерным стуком барабанил по асфальту, гулко колотил по крышам, пьяным варваром ревел в водосточной трубе, взрывался каплями в лужах. Воздух был просто насыщен водой, вода была всюду.
По-моему, никогда так не ощущается торжество жизни как во время дождя. Хотя возможно все это лишь особенности перехода. На кануне перехода все чувства обостряются, все ощущается полнее и ярче.
Еще не осознавая всю бессмысленность действий, я по привычке достал сигарету и попытался прикурить. Она тут же намокла и скисла, улыбнувшись собственной глупости, я щелчком послал ее в зарождающийся ручеек. Курить под дождем? Надо же было додуматься.
Я поправил ворот плаща, добротная кожа намокла и отяжелела. Плащ был моей тайной гордостью, купленный по случаю на барахолке, он оказался раритетной вещью. Странная, толстая кожа была очень добротной, но достаточно легкой и мягкой. Единственно она быстро намокала под дождем и хотя влагу не пропускала, становилась очень тяжелой
Появилась машина, вынырнув из пелены дождя, темным силуэтом скользнула на фоне здания, сверкая желтыми зрачками фар. Прошуршав по мокрому асфальту, замерла в паре шагов. Мотор затих и фары погасли, словно заснул какой-то большой зверь.
Она вышла из машины сжавшись, быстро раскрыла зонт, она терпеть не могла дождь, а я его обожал.
- Принесла? – я непроизвольно шагнул на встречу.
- Здравствуй, - ее глаза смотрели с тоской и невыразимой нежностью.
- Здравствуй, здравствуй – торопливо кивнул я, расшвыривая капли дождя – принесла?
- Да, - привычным жестом она поправила пушистые волосы – может не стоит тебе а? Во всех ее движениях и в голосе сквозила жалость, нечто граничащее с любовью. Хотя нет, чушь, меня нельзя любить. Скорее сострадание.
- Брось, - ухмыльнулся я - ты не представляешь что это такое! Откуда тебе знать? Я придвинулся вплотную к ней - ты ведь боишься даже темноты! А уж как ты боишься перемен!
Я был доволен полученным эффектом. Она сжалась в комок и смотрела напуганной мышью.
- Ты никогда не решишься на отчаянный поступок, - напирал я - не прыгнешь с парашютом, не рванешь в шторм до буйка, ты трусиха. Я ликовал, сердце бешено колотилось - переход близок. Давай! – я протянул руку – давай сюда!
Неловкими движениями, открыв сумочку, она протянула мне сверток – ты знаешь, - она немного замялась – я больше не смогу приносить тебе … это.
- Почему? – я мгновенно насторожился, чувства были обострены до предела, в ее голосе слышалась фальшь, или скорее нотки страха. Хотя возможно это всего лишь опасение, что ее поймают.
- Лабораторию решили закрыть, – она опустила взгляд.
- Посмотри на меня, - взяв ее за подбородок, я попытался заглянуть ей в глаза. Господи, как она сладко пахнет!
- С чего это вас решили прикрыть!? – услышал я свой собственный голос.
- Финансирование прекратили, сказали, раз нет результатов то нечего и исследовать.
- Нет результатов! – я опешил - а это что? Я потряс свертком перед ее лицом – это не результаты?! Не результаты, я спрашиваю!?
- Ты не поверишь, – она осторожно освободилась от моей хватки – дело в том. Немного запнувшись, словно собираясь с мыслями, она продолжила – дело в том, что кроме тебя никто не вернулся.
- Что? – меня будто ударили обухом по голове – как никто, а Олег? Он же… я замолчал, увидев, как на ее глаза наворачиваются слезы.
- Он умер вчера вечером, - всхлипывая, выдавила она – я звонила тебе, но ты не брал трубку.
- Черт, - я скрипнул зубами, мы не были друзьями, но Олег все же был не плохим парнем, вдобавок он единственный из людей кто меня понимал. Он сам был на той стороне и прекрасно знал что, побывав там, нельзя вернуться к обычной жизни.
- Как это случилось? – я снова достал сигарету, но, вспомнив про дождь, смял и выкинул.
- Он просто перестал дышать, - она прекратила всхлипывать, но слезы все равно стояли в глазах. Сон перешел в смерть тихо и незаметно. Датчики мы давно с него сняли, поэтому заметили слишком поздно.
- Ученые вашу мать, - я выругался сквозь зубы. Тогда почему я до сих пор не сдох, можешь мне объяснить?
- Нет, – она помотала головой. Никто не может, да и не знает никто что ты, - она снова принялась всхлипывать – что ты тоже…
- Как не знает никто?
- Я врала тебе! – ее слова превратились в рыдания - все время врала! Я просто боялась, что ты уйдешь! Идиот, я люблю тебя! Она стукнула меня кулачком и отшвырнув зонт побежала к машине.
Я оторопело смотрел, как она дергает ручку дверцы, как пушистые волосы, намокая, темнеют под дождем. Забравшись внутрь, она судорожно толкала ключи в замок зажигания, захлебываясь слезами. Я все это время тупо смотрел и не мог понять, как это так – люблю? Машина рыкнула и злобно сверкнув фарами, рванула в ночь. Шум дождя поглотил рев мотора и только где-то вдалеке, на повороте, визгливо скрипнули тормоза.